AKADOU Academy

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » AKADOU Academy » Здание школы. Первый этаж » Медпункт.


Медпункт.

Сообщений 1 страница 30 из 117

1

Большая светлая комната с несколькими перегородками. Имеются две кровати для больных и рабочий стол для доктора. Все лекарства первой необходимости стоят в специальном шкафчике. Кабинет запирается на ключ, на двери сигнализация.
~~~
http://s51.radikal.ru/i133/0907/44/c112d33e37dft.jpg

2

/начало игры/
Сегучи со сздохом, отстранил от себя папки с картми учеников и откинулся на спинку стула. Работы было много и мужчине пришлось здержаться до ночи, что бы с понедельника, можно было бы начать полноценный, рабочий день. Особо больных студентов не было, все как обычно - пелонифрит, гастрит, стандартный набор любого подростка. Сняв очки в тонкой оправе, рыжей со стуком положил их на стол. Зрение у него было хорошим, но перенапрегать при свете ночника не стоило, а использование пулевых акуляров, позволяло не заболеть близорукостью. Потерев кончиками пальцев виси, Тома чуть улыбнулся, осматриваясь по сторонам. Это то, чего он больше всего желал. Просторный кабинет с шкафами и поолочками, которые заполненны лекарствами и бинтами, несколько банкеток для больных и широкое окно во всю стену. Не хватало разве что пациэнтов, но это было поправимо, если учесть, что школа была для мальчиков исключительно. А Тома в этом возрасте только и делал что расшибал колени и влезал в драки. Ну почти влезл в драки. Поднявшись на ноги, мужчина потянулся всем телом, и пройдясь чуть вперед, присел на банкетку. Идти в свои аппартаменты совершенно не хотелось, то ли из страха пропустить больного ученика, то ли просто из-за усталости. Откинувшись назад, Сегучи прилег, закрывая глаза.

3

Комната № 38 ->

Охранник застукал его на лестнице, сначала не хотел ничего слушать, но потом посветил фонариком в морду и до медпункта дойти разрешил.
Единственная дверь на первом этаже, в которой был включен свет, и оказалась дверью в медпункт. Мацуо пошел, ориентируясь на полоску света, и не ошибся. На двери прощупывались выпуклые значки -- по-японски, по-английски и крест. Мацуо негромко постучался -- ночь все-таки, неловко. Никто не ответил.
Больно надо. Сам войду и сам все возьму, -- подумал Мацуо и толкнул дверь плечом. Рукой было больно.
Оказалось незаперто. Врач спал.
Пока он не видит, поищи скальпель, -- говорили с Мацуо его недавние намерения, -- Поищи крутое снотворное.
Мацуо сделал несколько шагов так, чтоб ни одна половица не скрипнула, и окинул взглядом полки. Ага, поди найди здесь ножичек. Кучи стекляшек, греметь будут.
Тут все же Мацуо устыдился намерения что-нибудь своровать (а правильно говорят: один порок потащит за собой другие), так же по возможности бесшумно вышел обратно за дверь, и теперь уже со всей силы стукнул в нее кулаком (эх и больно это было).
-- Господин доктор! -- заорал он на весь этаж! -- Господин доктор, можно у вас пластырь попросить?

4

Настойчивые стуки в дверь и голос, беззастенчиво разбудили доктора, который чуть погодя, приподнялся на банкетке. Он и сам не заметил, как уснул. Крик за дверью, отдавался эхом по всей школе и мужчина поспешил открыть, вталкивая ночного посетителя в кабинет, что бы не дай бог, тот не повторил свое действие и не перебудил весь персонал. Три часа утра, кто так ходит в медпункт? Первой мыслью было отругать мальчишку, несильно, но отругать, что бы в следующий раз он вел себя немного тише, но заметив побитое лицо и руки ученика, Тома про себя присвистнул. Юношу отделали неплохо. А вот обращение - Господин Доктор, он предпочитал больше не слышать. Слишком глупо звучало, словно навязчивая кличка.
- Проходи...и немного потише, как твое имя? - Голос тихи и добродушный, на губах легкая улыбка. Вымыв руки за ширмочкой в раковине, он вернулся к больному. - Мое имя Тома, но так, как я буду старше тебя, прибавим Мистер. А теперь, присаживайся, я посмотрю что с тобой случилось. - Рыжеволосый кивнул на банкетку, а сам натянул на длинные пальцы, одноразовые перчатки. Парень остался стоять на месте, и мужчина громко вздохнул. Уж не разбудил ли он его, что бы взять просто пластырь? Уговаривать обработать раны он конечно не будет, просто выпишет лечение, и все же отпускать окровавленного студента Томе не хотелось.

5

Мацуо посмотрел по сторонам и сел на край кушетки.
-- Я Сато из второго класса, недавно перевелся.
Теперь догадываюсь, почему всем интересно, как меня зовут. Потому что когда я в очередной раз накосячу сверх меры, чтобы было сразу ясно, кого за жабры брать. Надо было сказать, что я Миятору.
Мацуо следил за доктором исподлобья. Ладно, чего жаться. Больнее чем есть все равно не сделает.
-- Извините, что разбудил, мистер Тома, -- разговаривать со старшими нагло он за один вечер так и не научился. -- Я думал, у вас свет горит, значит не спите.

6

- Не страшно. – Тома лениво отмахнулся, убирая волосы в высокий хвост и доставая из-за стеклянной дверцы - перекись, вату и маток бинта. Раны были не страшны, все, что требовалось, это обработать – не дай бог попадет грязь, тогда уже понадобятся совершенно иные процедуры. Ученик присел и, кажется, убегать от действий доктора не собирался, и это не могло не порадовать мужчину. Работая в окружной больнице, что он только не видел. Даже старика с простреленной ногой, который хотел лишь получить справку для страховки. Мотнув головой, словно отгоняя не нужные мысли, рыжеволосый подошел к мальчишке, складывая медицинский набор на банкетке подле него. – Сато значит…насколько я помню, никаких серьезный болячек, не имеешь? – Сегучи улыбнулся уголками губ, приподнимая побитое лицо за подбородок. И все же, не зря он, пол ночи изучал личные дела учеников, и их медицинские карты.  – Неплохо, первый день в школе? – Промокнув вату в перекиси, Тома принялся плавно протирать ссадины, медленно спускаясь в низ, к шее, но там оказалась лишь не смытая кровь, никаких повреждений не было. А вот разбитая губа, выглядело не самым лучшим образом. Откинув в урну окровавленные шматки ваты, доктор достал из внутреннего ящичка стола деревянную коробочку, где при открытии, оказались многочисленные мази. Отыскав нужный тюбик, мужчина вернулся к Сато, смазывая поврежденное место желтой, вязкой мазью. – Не вздумай слизать. – Шутливо предупредил он. Это конечно не опасно, но мазь была не самым вкусным репродуктом из ныне существующих. Оглядев плоды своего труда, Тома перевел взгляд на побитые в кровь, костяшки пальцев. Не сломал хоть?

7

-- ...насколько я помню, никаких серьезных болячек не имеешь?
Мацуо скосил глаза на перекись. Не морщиться! Мацуо придал лицу скучающее выражение.
-- Здоровый как слон.
Врач вроде бы оказался не садистом. Можно попробовать выцыганить у него что-нибудь из нужных тебе вещей, -- сказал внутренний голос Мацуо, -- Давай, скальпель или снотворное.
Опять ничего не выгорит, -- подумал в ответ Мацуо. -- Доктор, не найдется ли у вас лишнего скальпеля, я свой дома забыл?
Или сейчас попытаешься, или... -- сказал внутренний голос с угрозой.
-- Мистер Тома, -- постарался сказать Мацуо как можно непринужденнее. -- У вас случайно нет снотворного. Я свое дома забыл. Теперь хожу тут как привидение, никак заснуть не могу.

8

- Мистер Тома, у вас случайно нет снотворного? Я свое, дома забыл. Теперь хожу тут как привидение, никак заснуть не могу.
- Снотворное? Сейчас посмотрим, что можно придумать. – С легкостью отозвался мужчина, обработав левую руку драчуна. Смазал той же мазью, что и губу, и крепко забинтовал, позднее проделывая то же самое и с правой конечностью. – Утром, снимешь бинт. – Тома  медленно выпрямился и выкинул в урну последние куски истраченной ваты. Работы на пять минут, но если сложить всех учеников, которые ежедневно попадают в драки, дел будет немеренно. Убрав обратно мазь и бутылек с перекисью, доктор достал из кармана брюк связку ключей и задумчиво покурит ту в руке. Выдавать ученику лекарства он не собирался, решил поступить немного умнее, мало ли, что у подростка на уме. Отперев ключом очередной стеклянный шкаф, мужчина задумчиво огляделся. Стояла тут у него баночка с легким снотворным. В составе таблеток, лишь травы. Ничего опасного – безобидное и самое обыкновенное снотворное, смешанное с успокоительным. Отыскав белую тару с голубой этикеткой, Сегучи подошел к Сато и тряхнул тому на ладонь две капсулы. Убрал препарат, запер шкаф, ключи обратно в карман. Обычная процедура. Налив из графина простой воды в стеклянный стакан, Сегучи с улыбкой передал тот ученику. – Пей. Можешь заходить через день и получать снотворное. Но лучше не злоупотребляй, привыкай засыпать самостоятельно. Старайся больше двигаться, и усталость возьмет вверх. - Тон назидательный и тем не менее не похож на поучительный, словно мужчина предлагал выбор. Карие глаза упорно следят за действиями подростка, ждут, пока тот выпьет лекарство. Начиная с сегодняшнего дня никто не выйдет за пределы этого помещения с препаратами на руках.

9

<-- Комнаты преподавателей. Комната 404.

Выйдя от завуча, Миятору уже хотел пойти к себе. Хотя, пойти – это сильно сказано. Ноги буквально подкашивались, каждый шаг отдавался болью не только в нижней части тела, но и в голове, да и озноб бил все сильнее, так что до комнаты можно было разве что доползти… Добравшись до конца коридора, мальчик остановился, цепляясь за стену, прижимаясь к ней горящим лицом, хотя он был уверен – температуры не было, и прикрывая глаза. До собственной комнаты необходимо было спуститься на первый этаж, выползли из здания, найти другой вход и подняться на третий… Сейчас, если честно, это представлялось как-то мало возможным. Да и …ксо!.. в аптечке нет обезболивающего. Миятору никогда не пользовался подобными таблетками. Хотя, нет, был у него, конечно, какой-то анальгин-аспирин, если начинала, как это часто бывало, болеть голова, но и только. Более сильными анальгетиками мальчик не пользовался, считая это той же самой слабостью, привык справляться с болью самостоятельно, обычно просто абстрагируясь от нее. Только вот сейчас отстраниться от этого не получалось. Никак. И Миятору понял, что без дополнительной помощи, помощи медикаментов, естественно, он не обойдется. Тихо вздохнув, мальчик отлепился от стены и направился дальше, только в этот раз путь его лежал в медпункт. Опираясь на вечернее время, Мия надеялся, что тот будет пустой, натыкаться на врача и объяснять ему причины своего состояния ой как не хотелось, - а вскрыть замок не проблема.
Дорога до медпункта заняла гораздо больше времени, чем мальчик планировал, но в конце-концов он добрался до конечной цели. Облизнув пересохшие губы, Миятору уже хотел начать колдовать над замком, но… дверь неожиданно оказалась открыта. Удивленно вскинув брови, Миятору пожал плечами и вошел в «небольшой предбанничек» – сейчас его открытая дверь вовсе не насторожила, все мысли вместе с осторожностью были где-то в другом месте. Впрочем, раздавшиеся из самого кабинета голоса мальчика все же насторожили, но поняв, что если он сейчас забьет на лекарства и просто уйдет, то упадет где-нибудь еще в коридоре первого этажа. Поэтому, глубоко вздохнув и придав себе как можно более невозмутимы вид, что, правда, у него почти не получилось, если смотреть со стороны, Миятору открыл дверь и шагнул в кабинет, тут же замирая на пороге, когда наткнулся взглядом на… Мацуо.
…ксо!.. тебя тут только не хватало…
Встретиться со старым «другом» в таком месте и в таком состоянии… Мия был готов удавиться. Но бежать было поздно, его уже заметили. Да и не представлялось возможным.

10

Мацуо подержал сомнительные пилюли на ладони.
Если я хочу сделать карьеру такого человека, который добивается нужного обманом, я буду делать ее очень долго.
-- Спасибо, -- сказал Мацуо недобрым голосом, закинул в рот обе каспулы и запил.
-- Старайся больше двигаться, и усталость возьмет вверх. -- сказал приятный улыбчивый доктор, и Мацуо ответил ему самым укоризненным взглядом, на какой был способен.
-- Я и сегодня довольно много двигался, -- сказал он выразительно. И тогда в дверях появился Миятору. Никогда еще его вид не доставлял Мацуо... Никаких эмоций. С год назад, появись Миятору перед ним в подобном образе, Мацуо праздновал бы этот день как свои вторые именины, а тут -- ничего.
-- Кажется, у него тоже перед сном была хорошая разминка, -- сказал Мацуо доктору, кивнув на Миятору, -- Спасибо за все. Спокойной ночи.
Выходя, он хотел толкнуть Миятору плечом (тот бы наверное вообще на ногах не удержался. Вот здорово!), но неожиданно для самого себя мягко его обогнул и пошел дальше, не оглядываясь.

-- > Лестница 1-2

Отредактировано Мацуо Сато (2009-05-28 20:12:16)

11

Сегучи на пару секунд отвлекся от своего больного, переводя взгляд на дверь, которая вновь открылась. На пороге стоял парень. Хотя слово «стоял» было, мягко говоря, не особо подходящем. Он пошатывался, то и дело, норовя упасть на пол, и, в конце концов, облокотился о стену, еле заметно поморщившись, как будто такое невинное прикосновение доставило ему нестерпимую боль.
Сато запил таблетки, и быстро, словно из-за страха перед чем-то, покинул медпункт. Но так то оно было и лучше, потому как, второй, ночной посетитель требовал гораздо больше внимания. Слишком много у него было повреждений. Разбитое лицо и руки, плюс он хромал и пошатывался, возможное сотрясение или вывих ноги, руку странно прижимал к груди. Определенно, ученику досталось намного лучше, чем его другу, который пришел ранее.
- Проходи. – Мужчина тепло улыбнулся блондину, обходя его стороной и закрывая на задвижку дверь. Ощущение того, что будет борьба за право залатать ребенка, не проходило. – Называй меня Мистер Тома, а как твое имя, я могу узнать? Не стой, присаживайся на банкетку. - Стянув использованные перчатки, рыжеволосый закинул их в переполненную урну.

12

То, что Мацуо не накинулся на него с кулаками и даже не попытался убить взглядом, стало бы для Миятору шоком… Если бы он и так не пребывал сейчас в каком-то роде шоке от того, что случилось за последний час. Немного удивленно вскинув брови на «разминку», юноша проследил взглядом за Сато, даже обернувшись через плечо, и вновь повернулся к доктору, буквально повисая на древном косяке.
- Конбанва, Тома…
Предложение обращаться к нему «мистер» Миятору просто проигнорировал. Ну привык он даже к старшим и по званию и по возрасту обращаться по имени и на «ты». Особенно к тем, кому он не доверял. А не доверял мальчик практически всем в этой школе. И даже мягкие интонации и теплая улыбка господина доктора не расположили мальчика к себе.
- Йокояма Миятору. – представившись в ответ, Мия на несколько секунд впал в ступор после предложения присаживаться.
С одной стороны – оно было как нельзя кстати, ибо на ногах мальчик держался из последних сил, но с другой… С другой Миятору был не уверен, что в состоянии сейчас сесть. Нет, сесть-то он сможет, сцепив зубы, но сможет, только вот это будет подозрительно. И Тома, если он не совсем дурак, обязательно все поймет. Хотя… была тут и третья сторона – Миятору не собирался задерживаться в медпункте надолго. Эта третья сторона и решила исход борьбы. Поэтому, покачав головой, блондин остался стоять.
- Нет, спасибо. Я сейчас уйду. Всего лишь хотел попросить обезболивающее. Проспонсируешь? – посмотрев на доктора, мальчик сильнее поджал руку, подумав, что не помешала бы еще какая-нибудь мазь, чтобы разогреть мышцы, но с этим он решил справиться завтра. В аптеке. А пока что получить лишь то, за чем сюда пришел.

13

Какой смысл обращать внимание на наглость подростка? Ну да, он невежа и глупец, но разве за недостатки, людей винят? Тома качнул головой, словно соглашаясь сам с собой. Вывести его из себя не способен ни один человек на этой планете, и уж тем более не Миятору, который был способен лишь на оскорбления и язвительную манеру общения. На деле же, это просто способ самозащиты.
Ученик отказался присесть и упорно остался стоять на месте, требуя обезболивающее, которым его никто не собирался спонсировать. Сегучи не настойчиво, и с улыбкой, подтолкнул мальчишку к банкетке. Тот пошатнулся, и упал плавно на заднее место, при этом, исказив лицо так, что мужчина невольно задумался, не сломан ли у него копчик? Или же…
- Я думаю, ты задержишься на пару минут, если конечно у тебя нет желания поприветствовать завуча и директора школы. – Рыжеволосый задумчиво осмотрел побитое лицо пациента. – Просто позволь мне осмотреть твои повреждения, вот например твой нос…Не хочется тебя огорчать, но его придется вправить, сколько раз тебя приложили об асфальт? – Сегучи потрепал блондина по голове, успокаивая его яростный нрав. В глазах пылала такая злоба, что доктор невольно задохнулся, но виду не подал. Не с такими справлялись.

14

На удивление, привычной реакции фамильярность юноши не последовало. Впрочем, подумать о причинах такого поворота событий он не успел – доктор попался настырный, и все же подтолкнул его к банкетке, на которую мальчик и приземлился секунду спустя. Несколько неловко приземлился, учитывая, что от несильного тычка ноги подогнулись окончательно. А в следующее мгновение в глазах потемнело, до ушей перестали долетать какие-либо звуки, и Миятору погрузился в темный мрачный мир, где царствовала Боль. Чтобы не вскрикнуть, не всхлипнуть и иже с ними, пришлось с силой прикусить губу, хотя глухой стон все же прорвался и сквозь эту преграду. А уж как исказилось лицо, Миятору и думать не хотел.
…мать твою, какого дьявола, я же сказал – что постою… Сквозь вату в ушах, до сознания долетели слова о завуче, и мальчика буквально передернуло, по телу снова прошла дрожь, а к горлу подкатила тошнота – признак вновь подскочившего давления. Но первый приступ удалось сдержать, закрыв рот ладонью и закашлявшись, облизывая губы, явно чувствуя привкус крови на языке и постепенно приходя в себя. Точнее – возвращаясь в реальность.
- С моим носом все в порядке… И меня не прикладывали об асфальт. …ну да, всего лишь парочку раз о дерево… – тон получился злым и каким-то шипящим.
Вообще, это было несколько странно. Обычно Миятору не испытывал такой злобы к посторонним людям, которые просто оказывались на его пути. Мальчик их просто игнорировал. А сейчас… Возможно роль свою сыграло состояние, в котором он сейчас прибывал, но взгляд стал колючим и злым, а когда врача мужчины прошлась по голове, потрепав по волосам, Миятору и вовсе стал похож на ощетинившуюся кошку. Разве что не шипел и уши к голове не прижимал. Но опять же, на удивление, не смотря на все вышеперечисленное, мальчик так и остался сидеть на банкетке, только немного сменив позу, устроившись полубоком, мрачно глядя на доктора, и не спеша пока уходить. Перспектива уйти без обезболивающего уже откровенно пугала.

15

На удивление блондин перестал брыкаться, словно смиряясь с тем, что ему придется немного посодействовать доктору, который к слову, все больше задумывался о повреждениях другого рода. Без лишних слов, мужчина стянул рубашку с пациента и бережно положил ее чуть поодаль от больного. Карие глаза задумчиво осмотрели каждый кусочек бледной кожи, но кроме синяков и мелких царапин на груди и спине ничего обнаружено не было. Достав из шкафа вату с перекисью, Тома аккуратно обтер каждое повреждение, прежде чем смазал наиболее большие синяки, медовой мазью. Миятору молчал и Сегучи, воспринял это, как согласие на дальнейшие действия. Продезинфицировал лицо, костяшки пальцев, все до мелких царапин. Оставался только нос и рука.
- Руку не напрягай, у тебя вывих, не сильный, но все же. Предлагаю, на день-два, зафиксировать ее у груди, что бы дать немного времени восстановиться. – Мужчина не услышал согласия, но и отказа тоже. Достав из стеклянного шкафа моток бинта, он для начала хорошенько смазал руку медовой мазью, а потом уже накрепко перевязал. – Лучше будет, если зайдешь завтра…или уже сегодня вечером, я обработаю руку и остальное еще раз, что бы заживление прошло быстрее. – Тома мягко улыбнулся больному, который выглядел толи подавленным, толи расстроенным. Он так и не смог понять состояние своего пациента. – Ну а теперь нос. Будет больно. Может сначала обезболивающее? Все равно его тебе будет необходимо ввести, иначе ты не сможешь заснуть. Могу поспорить, у тебя все тело ноет. – Доктор тихо хмыкнул, пытаясь сгладить напряженную атмосферу.

16

Покорившись судьбе, Миятору опустил глаза и уставился в пол, позволяя доктору сделать все, что тот считает нужным, иначе просто так его отсюда явно не выпустят. Но когда тот неожиданно стянул с него рубашку, мальчик вскинул голову, уставившись на Тома все тем же мрачным взглядом, тем не менее, не сопротивляясь. Всю процедуру лечения Миятору выдержал молча и снова уставившись в пол. В голове бродили не самые приятные мысли. И та их часть, что была посвящена недавним… изнасилованиям, была ничтожно мала по сравнению с той, что охватывала события двухлетней давности. Мальчик и сам не понял, как завучу одной фразой удалось вытянуть то, что Миятору прятал глубоко-глубоко в сознании. Но, тем не менее, вытащенные картинки более не хотелись прятаться обратно. И это подавляло еще больше собственной слабости, из-за которой с ним недавно и поиграли два извращенца. За всеми этими мыслями, мальчик даже не заметил, как врач обработал все его повреждения, кроме руки и носа, а когда тот снова заговорил, поднял на него глаза, в которых уже не было той злобы, а лишь что-то типа безразличия. Пожав плечами, когда Тома предложил перевязать руку, Миятору позволил ему это сделать …все равно потом сдеру… а если хочется, то перевязывай… И оживился, лишь когда речь зашла о носе и обезболивающем. Впрочем, фраза о то, что будет больно, вызвала у Миятору тихий смех – на самом деле мальчик сомневался, что может быть больнее, чем уже есть сейчас. Но вот идею с обезболивающем воспринял на ура, едва удержавшись от того, чтобы не напомнить доктору, что за ним сюда и шел.
- Обезболивающее будет не лишним…
Для себя же мальчик решил, что как только получит желаемое, тут же свалит, что бы доктор не говорил о его носе. Да и нет с носом ничего страшного. Он себя прекрасно чувствует. Нос.

17

Тома про себя тихо рассмеялся. Обезболивающее было всего лишь отговоркой. Переносица немного уехала в левую сторону, и ее требовалось хорошенько вправить. Миятору более-менее расслабился и мужчина  воспользовался этой оплошностью, что бы быстрым, четким движением, нажать на перекошенный нос и тот с хрустом встал на место. Кровь потекла незамедлительно, и Сегучи сразу же приложил к пострадавшему месту кусок чистой марли, закидывая голову паренька назад.
- Вот теперь можно и обезболивающее. – Рыжий чуть улыбнулся, и, пройдя за перегородку, вымыл руки, что бы после, достать стеклянную склянку и запакованный шприц на тройку. – Снимай штаны и ложись на кушетку. – Возвращаясь к блондину, кивнул Тома, надевая одноразовые перчатки и доставая из открытого шкафчика еще ваты и спирта, для укола. Второй пациент занял намного больше времени, чем мужчина рассчитывал. Часы на стене отбили четыре часа утра, и Тома тяжело вздохнул. В восемь часов он обязан быть на рабочем месте, что означало, спать ему осталось около трех часов, это если брать в расчет, заполнение больничных карт ночных посетителей. Сато и Миятору. Ну вот и познакомились.

18

Он повелся. Повелся, как маленький ребенок. А ведь можно было догадаться, что если ему и выделят обезболивающее, его выделят ПОСЛЕ. Ну чисто по логике догадаться – ибо не подействует обезболивающее за минуту, ну не подействует. А он не подумал, и повелся. Чем и поплатился. Когда с чуть ли не с оглушающим, для него по крайней мере, хрустом нос встал на место, дыхание перехватило, а из глаз хлынули слезы.
- Мать твою! Придурок, предупреждать же надо! – зря Миятору надеялся, что больнее быть не может. Может и еще как. И пока перед глазами танцевали звездочки, мальчик выдал обычную реакцию, которая проскальзывала, когда кто-то делал ему больно – вскочил на ноги, замахиваясь и заезжая кулаком в лицо обидчику. Вернее… попытался. Это развития сценария было лишь в его голове. На деле же… Он так и остался сидеть на банкетке, дожидаясь, боль хоть немного утихнет. – Ненавижу вас, врачей, за эти штучки… - тихо пробормотав себе под нос, Миятору прикрыл глаза, запрокидывая голову назад, и сам зажал кусок марли под носом, дожидаясь, когда остановится кровь.
…садист…
Не услышать улыбку в голосе было сложно, и мальчик тихо фыркнул, прислушиваясь к тихому шуму за перегородкой – журчание воды, перезвон каких-то колбочек, шаги и… предложение снимать штаны и ложиться на кушетку. Вот на эту фразу Миятору откровенно рассмеялся. Перед глазами всплыло произошедшее в парке, что добавило еще больше веселья – тому парню пришлось побороться, чтобы заполучить то, что он хочет, а этот еще и самому раздеться предлагает. Конечно, юноша понимал, что иметь его врач не собирается, но реакция получилась та, что получилась. Смеялся Миятору еще около минуты. А снимать штаны. Да ни за что на свете. Перебьется.
- Нет, спасибо. Раздеваться я не намерен. Вены тебе не достаточно? Или может просто дашь мне таблетку и закончим на этом?

19

- Нет, спасибо. Раздеваться я не намерен. Вены тебе не достаточно? Или может просто дашь мне таблетку и закончим на этом?
Тома тихо фыркнул, раскладывая медикаменты для укола на письменный стол. Как объяснить подростку, что обезболивающее колют в вену только в редких случаях? А простой таблетки будет явно не достаточно. Читать лекции по медицине, мужчина был не намерен, но и уговаривать блондина, не стал. Развел руками и улыбнулся уголками губ, словно говоря - как хотите, право целиком и полностью ваше.
Через пол часа - час, мазь полностью рассосется, и все смазанные части тела будут ныть и жутко гореть. Парень должен это прекрасно знать, но, не смотря на это, упорно отказывался снять штаны и позволить сделать доктору укол. Разве это настолько больно? Пятилетние дети стойко выдерживали прививки и манту, что уж говорить о простом укольчике в филейную часть?
- Миятору. – Тяжело вздохнув, рыжий присел. – Не будь ребенком, это не больно. По сравнение с тем, что ты перенес, укол наименьшее из зол. – И, конечно же, сострадание взяло вверх, и Сегучи принялся объяснять свое решение: - Таблетка не принесет тебе ничего, кроме пятиминутного спокойствия, после, она перестанет действовать. Для столь сильных повреждений, такое лекарство – бессильно. В вену вводить обезболивающее не желательно, поэтому, будь хорошим мальчиком, приспусти штаны или отправишься в спальню скрипя зубами от боли.

20

Когда доктор развел руками, явно давая понять, что либо он, Миятору, крутит сейчас перед ним голой задницей, либо идет спать так, как есть, мальчик тихо фыркнул, кое как поднимаясь с банкетки, едва ли не скрипя зубами, еле сдерживаясь, чтобы не стонать.
…боли нет… ее просто нет, Миятору… успокойся и расслабься, тебе не больно…
Обычно такие увещевания срабатывали и юноша действительно переставал, ну или хотя начинал не так явно испытывать дискомфорт. Вроде и в этот раз тоже подействовало… Вроде… На несколько секунд… Одни неосторожный шаг напрочь разбил это самовнушение, заставляя всхлипнуть и едва ли не согласиться на предложение продемонстрировать задницу. Только вот… Представление о том, что эта самая задница в данный момент представляет полностью отбили желания ее демонстрировать. Врач не дурак, как уже было замечено ранее, поймет. А Миятору этого не надо было. Он справится сам. И мальчик уже собирался уйти, но следующая фраза Тома заставила его остановиться и обернуться на доктора через плечо… Вариант просто приспустить штаны понравился ему куда больше. Правда, про «хорошего мальчика» мужчина сказал зря, этот самый мальчик сразу ощетинился, но боль и желание от нее избавиться были сильнее. Тихо выматеревшись сквозь зубы, Мия вернулся к врачу, поворачиваясь к нему спиной и немного приспуская джинсы, оставшись стоять и перенеся вес на одну ногу, чтобы не напрягать мышцы.
- Только давай побыстрее. Я хочу вернуться к себе и лечь спать…
…а еще хочу как можно быстрее отсюда уйти, чтобы ты не увидел лишнего…

21

- Миятору, еще раз услышу обращение на "ты" и в следующий раз, твои раны я буду обрабатывать чистым спиртом. - Ласково отозвался доктор, поднимаясь на ноги и улыбаясь, словно в насмешку над действиями ученика. Угроза была сказана не в шутку. Блондин был младше Сегучи на тринадцать лет и столь фамильярное обращение было непозволительно, особенно для человека, который был воспитан с уважением к старшим. Наполнив шприц обезболивающем, мужчина обошел пациента, останавливаясь позади. Собирался было уже наметить место для укола, но резко остановился, поджимая губы и хмуря брови. Мазайка собралась в картину. Тома дураком не был и совместил каждый кусочек этой истории. Синяки на запястьях от пальцев рук, побитое лицо и одежда с чужого плеча, и конечно же...покрасневшие ягодицы. Сегчи был уверен, разведи он в сторону две округлости, его взору бы предстал истерзанный в кровь, сфинктер. Вот отчего блондин так брыкался. Не хотел садиться, снимать для укола, штаны. Введя обезболивающее, мужчина отошел за ширму, где включив воду, вымыл руки. Да кто же это чудовище? Парня не просто изнасиловали, его истерзали. Ладони от злости сжались в кулаки. Разговаривать на эту тему с Миятору было бесполезно, но Тома не собирался оставить все как есть. Он поговорит с директором или завучем, что бы те, отыскали насильника, который без страха разгуливает по школе. Вернувшись к блондину, который, к слову, уже успел натянуть штаны обратно, доктор достал из шкафа белую баночку с мазью и передал подростку. Сам Миятору не даст обработать анус, но хотя бы пусть позаботиться об этом в комнате.

Отредактировано Сегучи Тома (2009-05-30 13:17:18)

22

- Тома… - не менее ласково отозвался Миятору, мило улыбнувшись. – Я не просил об оказании мне первой медицинской помощи. Но я учту тот факт, что наш врач имеет садистские наклонности…
Конечно, мальчик понимал, что он позволяет себе слишком фамильярное отношение. И, конечно, родители всегда ему говорили, что старших надо уважать… Уважал ли Миятору? Даже для него это  было тайной на семью печатями. За последние лет пять понятия «уважение» и «доверие» переплелись для юноши в одно целое. А этому мужчине Мия не доверял. Вернее, не то чтобы не доверял, просто поводов для доверия тот не давал. И мальчик относился к нему как к любому другому постороннему человеку. И не то чтобы без уважения, просто… Ему Тома был никем. Просто школьным врачом, которого, кстати, он видит впервые в жизни. Поэтому Мия и обращался к нему на «ты».
Когда мужчина обошел его, явно готовясь сделать укол, но внезапно остановился, Миятору напрягся. Причина для задержки была только одна.
…черт…
Закрыв глаза, юноша прикусил губу, чувствуя, как начинают пылать щеки а в душе снова поднимается злоба и ненависть. К самому себе – не смог предотвратить, позволил с собой это сделать, а теперь вот еще и позволил это увидеть постороннему человеку.
…кретин!..
Иголка мягко вошла под кожу, выбрызгивая обезболивающее, но погруженный в свои мысли мальчик этого даже не заметил. Лишь быстро натянул джинсы, когда понял, что Тома от него отошел, внезапно дрожащими пальцами пытаясь застегнуть пуговицы. И пока он возился с этим возился, Тома успел сполоснуть руки и вновь появиться в его поле зрения с какой-то баночкой в руках. Коею и протянул ему секунду спустя.
Удивленно вскинув брови, мальчик взял ее в руки, покрутив и пробегаясь глазами по мелкому шрифту на упаковке. И как только до него дошло, для ЧЕГО это нужно, щеки снова запылали, а проклятия в свой адрес посыпались с новой силой.
- Аригато… - на этот раз голос был тихий и какой-то… пришибленный. И на доктора мальчик не смотрел, отводя глаза.
На "спокойной ночи" Миятору лишь кивнул, через несколько секунд выскальзывая, если это можно было так назвать, из медпункта и направляясь к себе.

--> Комнаты учеников. Комната 304.

23

- Не за что. - Лениво махнул рукой доктор, вновь присаживаясь за рабочий стол. После того, что он увидел, сон, как рукой сняло и идти в свои апартаменты не было никакого смысла. - Спокойной ночи, Миятору. - И не оборачиваясь, взялся за папки с картами учеников. Миятору и Сато. Требовалось сделать записи о повреждениях мальчишек. Ничего серьезного в общем то, но работа требовало своего. Единственное, что не упомянул Сегучи, это о признаках изнасилования Йокоямы. С этим он разберется лично и даже без помощи самой жертвы. Все что требовалось, это отыскать завуча и директора, которые могли бы, если не найти виновника, то хотя бы, остановить следующее безобразие. Разве это нормально, когда в школе, ребенок подвергается изнасилованию? Услышав стук закрывающейся двери, рыжий отложил ручку и устало потер виски. Он начнет разбираться в этом утром, как только появится возможность отыскать нужных ему людей.

осс: да да можешь уходить.

24

Комната 300>>>

Немного поблукав по школе вдруг неожиданно вспомнил, что медпункт находится где то на первом этаже. Как только Каору пришел в школу особо местность не запоминал поэтому и не сразу вспомнил все. “Главное потом дорогу не забыть обратно”-подумал мальчик и в эту же секунду нашел дверь с надписью «медпукт».

Открывая дверь мальчик совершенно не ожидал встретить  на своем рабочем месте доктора, поэтому слегка вздрогнул от неожиданности. Сюда он пришел обработать свою царапину, но беспокоить никого не хотелось, он вполне и сам  мог управиться.

-Здраствуйте, я … -немного неловко промямлил Каору не обращая внимания на то что из зажатого кулака кровь постепенно стала капать на пол, но закрыв за собой дверь все же продолжил спрашивая – Простите, мне бы немного ваты и бинтов, можно?

25

За работой, время пролетело на удивление быстро. Убрав карты учеников в шкафчик стола, мужчина устало потер виски, поворачиваясь к окну. Солнце уже давно встало, однако тучные облака приветливо оповещали о джде, который изредка капал, вызывая меланхолию у доктора. Дверь предательски скрипнула и Сегучи на секунду отвлекся от пейзажа за стеклом, что бы посмотреть на вошедшего. Очередной ученик.
- Здраствуйте, я … Простите, мне бы немного ваты и бинтов, можно?
Тома тяжело вздохнул, убирая длинную челку за уши. Определенно, до того момента, как в здешних местах появился врач, дети лечились самостоятельно и это не могло не огорчить, особенно почле ночных посетителей. Кивнув парнишке, рыжий пригласил его войти, но вот выдать запрошенные медикаменты не спешил. Поднявшись, он открыл стеклянный шкаф, в последствие намереваясь оставить его открытым. Слишком уж часто в его кабинете появляются клиенты, что бы каждый раз звенеть ключами.
- Проходи. - Добродушно предложил, приветливо улыбаясь. Словно старому другу. Глупая привычка. Обычно такое поведение имелол смысл, лишь с психически-нездоровыми людьми, но опять же, привычка. Дело тонкое и назойливое. Отработанная за время практики в больнице, внимательность, отыскала пораненную руку, которая была вся в крови. Что же происходит в этой школе?

Отредактировано Сегучи Тома (2009-06-05 10:55:39)

26

Заметив взгляд доктора мальчик понял, что опытный взгляд уже заметил рану на рук.
-Извините, за беспокойство – Каору последовал приглашению и вошел, да и смысла в дверях не было стоять – может вы мне тогда и поможете обработать ранку, а то одной рукой слегка как то неудобно – мальчик добродушно только улыбнулся и пожал плечами- В принципе ничего особенного, обычная царапина, заработанная по собственной неуклюжести-здесь он вздохнул показывая раненую руку в то же время понимая что от фортепиано придется отдохнуть некоторое время, ведь даже сейчас ладонь продолжала болеть и только внешне Каору не подавал виду.

“Если честно никогда не был в школьном медпункте”-сам себе в уме начал говорить Тсукаса-“А здесь даже очень спокойно и тихо, одним словом хорошее местечко”-вздохнув полной грудью Каору прикрыл глаза. Сюда он поступил совсем недавно и даже не успел отзаниматься и одного урока и все же чувство, что это место станет его любимым местечком не покидало его. “Стоп, учеба”-прикрыл рот здоровой рукой.

-Меня зовут Тсукаса Каору, я здесь новенький, поэтому не совсем все знаю, особенно своего расписания, не подскажете где я могу все это узнать?-мальчик посмотрел с надеждой на доктора, но даже сам не мог понять откуда у врача такая информация и все же…

27

- Расписание? - Сегучи отвлекся от многочисленных полочек шкафа, что бы вновь обернуться к пациенту. - Второй класс, верно? Насколько я могу знать, твой куратор Нейтан Саммерс. Номер кабинета мне неизвестен, однако я думаю, что ты сможешь найти его в учительской, это в преподавательском крыле. - Мужчина улыбнулся, доставая бинт и этиловый спирт, что бы промыть ранку. - Присядь на банкетку, Каору. - Поставив медикаменты на столешницу, рыжий засучил рукава белого халата и надел одноразовые перчатки, что бы не дай бог, не занести  грязь в открытый порез. Мальчишка послушался и присел на предоставленное, больным, место. Мельком взглянув на часы, доктор еле слышно вздохнул. - Классный час был ровно в девять, сейчас же, уже начался первый урок. Если поспешишь, то можешь успеть отыскать нужный кабинет. Станут отчитывать, скажешь что был в медпункте. - Тома тихо рассмеялся, хитро щуря карие глаза. - Ну а теперь посмотрим, что с рукой. Позволишь? - Подойдя к ученику, мужчина аккуратно перевернул левую руку, что бы появилась возможность лицезреть внутреннюю сторону - ладонь. Порез был небольшим и тем не менее глубоким - и все же, ткани задеты не были, лишь кожа, поэтому все что оставалось сделать, промыть и забинтовать. В больнице, Тому часто звали обработать парезы и ушибы у детей, потому как, частенько, малыши так сильно боялись докторов, что просто не давали никакой возможности продезинфицировать и обработать рану. Плакали, кричали, бывало что вырывались и кусались. Рыжеволосый же, отчего то, вызывал доверие. И со временем, у Сегучи разработалось чувство осторожности. Не смотря на то, что перед ним сейчас сидел далеко не пятилетний мальчик, он не смог заставить себя действовать более равномерно. Без лишней нежности, к примеру. Подул на порез, протер, вновь подул. - Ах да, прости мою забывчивость. - Тихий смешок. - Меня зовут Мистер Тома, приятно познакомиться. - Глаз так и не поднял, продолжая обрабатывать порез, не вставая при этом с колен. Увы, но это была самая удобная поза в таком положение. Пусть он не высок, все же корчить спину было более проблематичней. Отложив в сторону вату и стеклянную емкость, доктор потянулся за бинтом. - Лучше всего перевязать, иначе ты заденешь чем нибудь порез, и вновь пойдет кровь.

28

>>> Крыша

Нейт задумчиво шел по школе, не знаю куда податься. Хорошо было бы к сыну пойти, но он наверняка еще спал, и Нейт не хотел будить ребенка. Чем больше он проспит сейчас, тем больше вероятности, что он не будет капризничать в течение оставшегося дня. А это было очень желательно для Нейта.
Была идея пойти в столовую, но он не хотел ни есть ни пить. В учительскую, так работы не было. Найти какого-нибудь коллегу... вот тут были идеи. Нейт направился в школьный лазарет. Посидеть, отдохнуть. Белый цвет успокаивал.
Он довольно быстро достиг точки назначения. Как всегда в лазарете пахло лекарствами и было чуть прохладнее, чем в других помещениях здания школы. Первое что он обнаружил, это Тому и раненого ученика. Нейт закатил глаза. Первый день в школе и уже травмы сплошные.
-День добрый, Тома, работаешь уже во всю? -Нейт улыбнулся и сел на стул рядом со столом врача. -Каору Тсукаса? Полагаю, на классном часу ты не появился в связи в некой травмой? -Нейт весело посмотрел на ученика. Классный час вообще многие прогуляли. У этого хотя бы была какая-то причина, пусть и такая незначительная.
-Я вот к тебе Тома, кстати, тоже с травмой, не столь нуждаюсь в лечении, сколь пожаловаться пришел, -Нейт часто заходил в мед пункт. Отдохнуть, расслабиться, поболтать. У него эта привычка осталась еще со школьных дней. Кабинет врача был местом тусовки прогульщиков, потому что врач по тем временам был добрый и все разрешал под предлогом авитаминоза.

29

Все же оказалось, что доктор знал многое в этой школе. Каору даже узнал кто у него куратор хотя и не совсем был уверен в каком классе находиться.

-А может мне сегодня тогда вообще не стоит идти на уроки- тяжко вздохнул мальчик совершенно смотря куда то в даль.
Когда обрабатывали ранку Тсукаса даже не успел почувствовать боли так как приятное дуновение ветерка перебивали все. Ученик только улыбнулся глядя на доктора ведь он уже давно не ощущал такой нежности и заботы к своей персоне.

-Приятно познакомиться Тома-сенсей-сказал Каору когда доктор все же представился несмотря на то, что давно бы это следовало сделать по этикету. Раньше такое бы очень разозлило его, но не сейчас, да многое изменилось и сейчас можно спокойно расслабиться
-Я наверное к вам после зайду на перевязку, да а сколько эта ранка приблизительно будет заживать?-в вопросе ничего особенного не проглядывалось, но для Каору это было очень важно.

Приглядевшись Тсукаса понял на сколько красивый был доктор, но от такой мысли только покраснел и начал смотреть в потолок, однако долго не смотреть не получалось. Рыжие волосы просто завораживали как магнитом, что так и хотелось закопаться в них и уткнуться носом.

Тут дверь открылась и в медпункт вошел один из преподавателей, который по какой то причине знал и имя и фамилию мальчика. Каору только кивком поприветствовал его и засмеялся потирая свой затылок услышав о классном часе.
-Ну... вообще то не совсем по этой причине.

Отредактировано Каору (2009-06-05 21:59:01)

30

- День добрый, Тома, работаешь уже во всю? Каору Тсукаса? Полагаю, на классном часу ты не появился в связи в некой травмой?
Сегучи чуть обернулся, услышав знакомый, приятный голос. Нейтан Саммер, разговор о котором они только что вели с Каору, стоял на пороге. Знакомы они были не особо хорошо, однако директор успел представить несколько преподавателей, и доктор запомнил пару имен. Но учитель философии выглядел более, чем дружелюбно, и Тома не смог сдержать улыбку.
- День добрый, Нейтан. - Кивок головой. - Вы правы, работа идет полным ходом. - Перевязав руку бинтом в три слоя, мужчина сделал узел и поднявшись на ноги, потрепал ученика по волосам. Настолько послушных больных у него не было уже долгое время. Даже ночные посетители умудрялись кривить губы и нагло грубить.
- Я вот к тебе Тома, кстати, тоже с травмой, не столь нуждаюсь в лечении, сколь пожаловаться пришел.
Сегучи тихо рассмеялся стягивая одноразовые перчатки, которые, незамедлительно, были отправлены в урну у рабочего стола.
- Я займусь тобой, как только закончу с Каору. Присядешь? - Обернувшись к второкласснику, Тома продолжил: -Заживать будет не долго. - Улыбнулся, убирая медицинские принадлежности обратно в стеклянный шкаф, дабы не было беспорядка в медпункте. - Я думаю, что уже завтра утром, ты сможешь снять повязку, рана успеет затянуться. И поспеши на урок, осталось... - Взгляд на часы. - Приблизительно пол часа. Нейтан, в какой кабинет нужно Каору?

Отредактировано Сегучи Тома (2009-06-06 10:31:38)


Вы здесь » AKADOU Academy » Здание школы. Первый этаж » Медпункт.